» Архив материалов » №43

"ЗАКЛАДКА ХРАМА - ЭТО КАК ЗАЧАТИЕ БУДУЩЕЙ ЖИЗНИ"

11 октября в селе Анга, невдалеке от кладбищенской ограды, на холме был заложен камень, надпись на котором гласила:

"Сей камень заложен в основании строящегося храма во имя святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского архиепископом Иркутским и Ангарским Вадимом".

Тесно, кольцом стояли мы вокруг Владыки во время молебна на освящение камня. Были среди нас и старики, и ребятишки, и зрелые люди. Были - духовенство, ученые, крестьяне, педагоги и писатели. Но в такие часы все земные различия уходят, мы были одним народом, мы были православной Россией.

"А еже призрете милостивно на место сие к созданию на нем церкви во славу Пресвятого имени Его избранное. И благословением Своим небесным благословития", - взывал Владыка в молитве к небесам. И еще прежде того, как окропил архиерей святой водой камень, посыпал мелкий дождик с редким октябрьским снежком, словно бы сами небеса, благословляя, окропили землю. С любопытством и доверчиво смотрели местные ребятишки на взрослых, некоторые охотно осеняли себя крестным знамением. "В моем детстве было все не так", - думала я. На моей родине в г. Енисейске среди множества храмов действующим был один. К нему примыкал парк с памятником героям гражданской. Каждую осень граблями и метелками чистили мы, школьники, парк от сухого тополиного листа. И однажды с любопытством и боязнью вошли в полутемный прохладный притвор церкви. И тут будто остановила нас икона "Страшный суд": с хвостатыми, черными вертлявыми бесами, котлом, где дымилась смола, а маленькие тельца грешников корчились и пытались выскочить из кипящей смолы. А тут еще прошаркала из храма в притвор сгорбленная сухая старуха во всем черном и зашептала нам страшным шепотом: "Забегаете в церковь в трико, будете гореть в огне, как эти черти". Долго потом, уже в зрелые года, не могла я прийти в свой родной енисейский храм - такими сильными были те сумрачные впечатления детства.

Иркутские храмы стали родными, и побывала в Толгском монастыре под Ярославлем, в Ростове Великом, в Троице-Сергиевой Лавре и во многих-многих храмах России, прежде чем со спокойной душой смогла встать на литургию среди земляков в своем родном енисейском храме...

С той поры, как усилиями Иркутской епархии и архитекрутно-этнографического музея "Тальцы" в Анге был отреставрирован домик, где прошли детские годы свт. Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского, в это неближнее село стали приезжать гости. Из Иркутска, Москвы и даже Америки, ведь святитель в 20-е годы XIX века просвещал православием алеутов на острове Уналашка Русской Америки.

Были и на этот раз в Анге именитые гости: писатели Валентин Распутин, Владимир Крупин, Николай Коняев, Николай Дорошенко, поэт из Перми Анатолий Гребнев, профессор МГУ, политолог А. С. Панарин, кинооператор Анатолий Заболоцкий, иркутские поэты, прозаики, художники, артисты. Все они - участники праздника "Сияние России". Праздник продолжился в ангинском клубе. Набрался, как обычно, полный зал народа. Со сцены клуба писатель Владимир Крупин сказал: "Закладка храма - это как зачатие будущей жизни. И всегда мы будем представлять, как на этом месте, вознесенном над пространством, возвысятся согласно с небесами сияющие купола и как колокольный звон, отгоняющий нечистую силу, озарит окрестность. Это огромное счастье, что есть такое село в нашей милой России. Как хорошо, что свет солнечный к нам в Москву идет от вас. Вы - гораздо крепче москвичей. Москва не знает таких суровых условий жизни, таких морозов, и такие крепкие люди здесь рождаются. Всем нам сегодня раздавали икону "Прибавление ума". Она очень нам всем нужна - и москвичам, и сибирякам, потому что ума у нас иногда не хватает. Мы иногда так доверчиво распахиваемся перед грабителями, перед теми, кто смотрит на Россию как на сырьевую базу, смотрит на нас как на туземцев, тогда как Россия - это духовное тело мира.

Хорошо бы, если бы вы быстрее подрастали, милые отроки и отроковицы, юноши и девушки. Неужели вы потратите жизнь на какие-то пустые и зряшные дела? Неужели вы погубите свою жизнь, чтоб каким-то предаваться грехам и порокам? Уж до питья ли нам в нашей России, когда решается вопрос о жизни и смерти нашего отечества? Так что я желаю, особенно тем, кто вступает в жизнь, прожить ее во славу России, во славу Божию!".

Так был заложен камень в основании будущего храма в селе Анга, где в самом конце XVIII века в семье пономаря родился Ваня Попов, мальчик, который с шести лет читал Апостола в храме.

В Иркутской духовной семинарии его стали именовать Иван Попов - Ангинский для отличия от других Поповых. Потом - Иваном Вениаминовым в память почившего епископа Иркутского, Нерчинского, Якутского Вениамина. А при пострижении в монахи по собственному желанию он получил имя Иннокентия в честь свт. Иннокентия (Кульчицкого), первого епископа Иркутского.

Унаследовал святитель от своих предков и прозвание, и духовные дары. Даст Бог, и Анга не растеряет духовного наследия святого земляка своего и проторит дорогу к будущему Храму, во имя его освященному.

Татьяна Сазонова





Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта