» Архив материалов » №50

ВОЗРОЖДАЯ ТРАДИЦИИ

5 декабря в Доме офицеров состоится Войсковой Круг Иркутского казачьего Войска. Атаманы и делегаты 17 станиц соберутся вместе, чтобы обсудить текущие вопросы и подвести итог уходящего года. Войсковой атаман Николай Шахов приглашает ветеранов казачьего движения и всех желающих принять участие в работе Круга.

В Иркутске создана первая реестровая казачья станица Преображенская. По решению казачьего круга станичным атаманом избран Сергей Николаевич ТАРАСОВ. С ним наше интервью.

- Сергей Николаевич, как вы думаете, возрождение казачества, это дань традиции или навеянная новыми явлениями насущная необходимость?

- Я бы сказал так: основанная на традициях Российского казачества жизненная необходимость! Известно, что казачьи традиции в рамках общественных организаций начали возрождаться вместе с новой Россией в начале 90-х годов, в том числе и в Иркутске. Однако формирование реестрового казачьего общества с приданием ему законодательного статуса было положено Указом Президента Российской Федерации "О государственном реестре" в 1995 году. Тогда-то и было сделано мне предложение полномочным представителем Президента РФ в Иркутской области Игорем Широбоковым выполнить проект по формированию Иркутского казачьего войска. Я был назначен советником губернатора области по вопросам казачества. Сформирован реестровый казачий актив. Войсковая структура в 1997 г. внесена в государственный реестр. Было постановление Министерства по делам национальностей. Указом Президента РФ в 1998 г. утвержден Устав Иркутского казачьего войска. Было решение создать объединенный штаб, который временно я возглавлял. А в 1999 году состоялся большой Круг, и первым Войсковым атаманом был избран потомственный казак, полковник в отставке Владимир Федорович Лелюх. В Москве создано Управление Президента Российской Федерации по вопросам казачества. Его возглавляет бывший главком ВВС России генерал армии, Герой России В. С. Дейнекин. Так что в условиях реформирования армии, считаю, современное казачество - это не просто наш феномен, а прежде всего профессиональный резерв Вооруженных Сил, одно из звеньев системы безопасности современной России.

- Это не преувеличение? Ведь у истоков возрождения казачих организаций было немало людей. Допустим, избранный Иркутским казачьим атаманом Н. М. Меринов?

- Во-первых, надо знать, что Меринов руководил общественной организацией. Не скрою, в окружении Николая Михайловича было немало хороших людей, но общественная организация в 1997 году отказалась войти в состав реестрового казачьего войска, а, значит, ее члены лишились права носить форму и выполнять соответствующие Уставу обязанности - нести государственную службу, что было всегда в традициях Российского казачества. Тем более, 6 мая этого года возглавляемая Н. М. Мериновым общественная организация по иску управления юстиции в судебном порядке была ликвидирована.

Однако и реестровые казачьи общества в начале своего становления "переболели". Была и неуемная борьба за власть, завышенные амбиции некоторых атаманов, стремления доказать, что ты больший казак, чем другие. На состоявшемся в прошлом году большом Круге был переизбран войсковой атаман. Но нашему движению, думаю, в очередной раз повезло. Атаманом Иркутского казачьего войска избран Николай Иванович Шахов. До этого он работал в департаменте правоохранительной и оборонной работы администрации Иркутской области.

На сегодня мы имеем в Нижнеиркутском округе (от Слюдянки до Заларей плюс Бодайбо), в Нижнеудинском отделе (от Зимы до Усть-Кута) до четырех тысяч реестровых казаков, не считая членов их семей. В России же насчитывается до полутора миллионов реестровых казаков. И расширение наших рядов продолжается. В частности, в Иркутске и Иркутском районе подобран актив и намечено сформировать пять реестровых казачих станиц. Наша, Преображенская, стала первой. До конца этого года состоится казачий Круг станицы Знаменской. Её основу составят военнослужащие микрорайона Зеленый, выходцы из казаков Дона и Кубани, станицы Иннокентьевской. Две станицы планируем создать на территории Иркутского района. Здесь наряду со службой главной задачей казаков будет производство сельхозпродукции.

- В этой связи не является ли создание станиц в городе искусственным? Ведь горожане живут в разных домах, микрорайонах. Порой не знают даже, кто проживает рядом с ними на одной лестничной площадке...

- Ни в коем случае! Мы следуем традициям наших предков. Вот что писал, например, побывавший здесь с инспекторской проверкой в начале прошлого века известный Донской казачий атаман-генерал П. Н. Краснов: "Иркутская конно-казачья сотня состоит из иркутских казаков - потомков бывшего здесь когда-то городового полка. Ввиду малочисленности их они не живут по станицам, но во время своего свободного пребывания приписаны к сельским обществам Иркутской губернии. Войско, состоящее в мирное время из одной сотни, в военное - из полка шестисотенного состава, принадлежит к числу любопытных явлений нашей малоисследованной, живущей больше на основании традиций казацкой жизни".

При этом войсковой атаман не преминул отметить выучку сибиряков: "Я видел ни с чем не сравнимую казачью лаву, видел потом оборону в кругу, видел джигитовку, видел сбор сотни на карьере - все это было европейское, наше, как и у нас в Красном Селе. Одно было лучше все: и всегда целились и, говорят, на карьере редкий промахнется при стрельбе боевым патроном по однофигурной мишени"...

Вот и мы во главу всего ставим боевую выучку. При Знаменской станице есть действующий кадетский корпус. Иннокентьевская станица возьмет под опеку кадетский лицей, который предполагается открыть в микрорайоне Юбилейный. При Преображенской церкви открываем воскресную кадетскую школу. Ну, а под Ангарском мы уже три года подряд проводим летние полевые сборы детей казаков. Сюда съезжаются до шестисот ребят со всех районов области. Старшие кадеты приписываются к станицам и получают чины. Ставится цель, чтобы к 18 годам кадет-призывник был подготовлен стать младшим командиром в Вооруженных Силах страны. По возрождению казачих традиций, обычаев и нравов активно работает совет старейшин, который возглавляет потомственный казак Юрий Петрович Малышев, и другие старейшины стараются внести свой посильный вклад в становление реестрового казачьего войска.

- Ну, а ваша станица, видимо, возникла не на голом месте и откуда такое название?

- Казак всегда сражался за веру, царя и отечество. Вот и здесь мы начали формирование Преображенской станицы с возрождения церкви Преображения Господнего. Создана церковная община. Восстановлен первый предел храма. Начались богослужения. На Успенье Пресвятой Богородицы провели крестный ход. Собираем единомышленников, помогаем рабочими руками и стройматериалами. Настоятелем храма стал отец Олег Белов - сын бывшего атамана Нижнеудинского казачьего отдела. Как видите, наш единомышленник. В казачьем обществе станицы около трехсот человек. 87 казаков несут службу по охране государственного, муниципального имущества и правопорядка. Идут к нам потомки казаков или желающие стать таковыми, отслужившие в армии, некоторые побывали в горячих точках Северного Кавказа. По составу: русские, буряты, эвенки. По вероисповеданию: в основном православные, но есть и исламисты, буддисты, шаманисты. Многие с высшим образованием.

Уже тридцать четыре человека в станице прошли обряд крещения. В ближайшее время в станице состоится первая казачья свадьба и пройдет венчание в церкви. Казаки нашей станицы на безвозмездной основе несут охрану трех храмов, в том числе Крестовоздвиженской церкви, Собора Богоявления и обеспечивают соблюдение там общественного порядка. Жизнь требует создания конных казачьих караулов для охраны крупных объектов транспорта, другого имущества. По примеру Москвы и Петербурга думаем возродить казачьи патрули на улицах Иркутска. Прорабатываем вопрос о заключении договоров с коневладельцами. Так что работаем на перспективу.

- Сергей Николаевич, а что определило именно ваш жизненный выбор?

- Стремление выполнить наказ моей бабушки Анны Николаевны Фоминой: не забывать о казачьих корнях. Она происходила из большой казацкой семьи, которая проживала в станице Головинской бывшего Балаганского уезда. Дед и отец не очень-то любили делиться воспоминаниями, как говорится, юности суровой, а она была отменной расказчицей. Так вот, в первую мировую войну отец ее и будущий муж Григорий Тарасов служили в одном полку и сражались на фронте в Галиции. Туда-то и была снаряжена делегация казачек с подарками фронтовикам.

По собственной инициативе попала в ту делегацию и Анна Фомина. На фронте познакомилась с Григорием. Романтичная в начале история оборачивается далее потрясениями революции, гражданской войны, а чуть позже, уже после рождения Николая Тарасова, моего отца, как по нотам разыгрывается трагедия станицы Головинской. В 90-х годах прокатилась волна раскулачивания и расказачивания. Станица была ликвидирована, казаков выселили, а на их место заселились крестьяне из центральных районов России. Семья переезжает к родственникам в старинное казачье село Голуметь. Здесь жизнь вроде бы налаживается. Дед работает начальником Иркутского управления заготзерно. Отец учится в школе, потом в техникуме в Иркутске. Но в 1938 году деда Григория репрессируют. Через какое-то время выпускают. Но он выходит из камеры больным человеком, страдающим заболеванием почек и отеком ног. Лишь в 1942 году восстанавливают его в правах, и он работает до старости в областном правлении заготзерно, где многие его до сих пор помнят.

- Ну, а ваши связи с казацким бытом?

- Родился я в Иркутске, а вот с семи до четырнадцати лет прожил в Голумети, где отец работал в районном банке вплоть до ликвидации Голуметского района. Естественно, игрища, потешки, любовь к лошадям, сохранившиеся кое у кого из стариков и показываемые украдкой казачьи шашки - все это неизгладимо осело в памяти. А потом, после окончания средней школы, служба в армии в Забайкалье по соседству с казачьими станицами Верхний и Нижний Шаранай. Вид на Семеновскую сопку, где казачий атаман дал свой последний бой на этой земле. Звонкоголосые казацкие песни, которыми будоражили местные девчата солдатские сны после отбоя. Вот и хочется все это сохранить и передать потомкам.

- Насколько я понял, ваша жизнь состоялась и без движения казачества к своему единению?

- Что ж... Основные вехи пройдены. Закончил биолого-почвенный факультет Иркутского университета, где главным наставником был профессор, защитник Байкала Михаил Михайлович Кожов, а я избрал для себя в начале дипломной, потом для диссертации тему "Экология озера Байкал". Работал с художником, певцом Байкала Борисом Ивановичем Либединским. Даже по его рекомендации закончил заочно Мухинское училище в Ленинграде. С 1975 по 1992 год проходил службу в комитете госбезопасности, а вот, поди ж ты, встретил единомышленника, ярого пропагандиста казачьего уклада В. А. Шелохова, и жизнь переменилась. Сначала был его помощником в союзе казаков. Ну, а о формировании реестрового казачества на Иркутской земле я уже рассказывал.

Считаю правильным, что вопросами казачества занимается управление Президента. Ведь до революции наказным атаманом мог быть только член царской фамилии, а последнее время царевич Алексей. Считаю своим долгом служить формированию и объединению патриотических сил, защищать свои святыни, свою веру: без этого не может быть сильного государства! Еще есть время у каждого из нас сделать этот мир хоть чуточку лучше. В казачьем духе, казачьей вере, казацких песнях заложен неиссякаемый потенциал служения на благо Отечества.

Валентин Малышев,
журналист





Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта