» Архив материалов » №45

УКРЕПИМСЯ В НАДЕЖДЕ

30 октября 2001 года исполнилось 180 лет со дня рождения великогорусского писателя Федора Михайловича Достоевского.

се творчество, весь талант художника Ф.М. Достоевский посвятил человеку, его душе, исследованию мотивов его поступков в сложнейших драматических, даже трагических ситуациях. Писатель никогда не приукрашивал человека, русского человека. В нем много недостатков - прежде всего, забвение всякой меры, потребность хватить через край, склонность к отрицанию всего, порой самой главной святыни сердца своего, идеала своего... Нищета, цинизм, пьянство (пьяные отцы, матери, даже дети), бахвальство, неуважение к самому себе... - все это, порожденное тяжелой социальной жизнью, угнетательской, бесчеловечной сущностью русских порядков, все это есть в русском человеке.

И все же Ф. М. Достоевский любит русского человека, жалеет его, верит в него. Слишком уж русский человек любит страдать, упиваться своим страданием. Однако, когда дело доходит до беды, он находит в себе силы, к нему возвращается мужество и он спасает себя.

Как жгуче актуальны все эти мысли, суждения Ф. М. Достоевского, как нам они необходимы. Жизненно необходимы. Ведь сейчас русские люди также в беде, ослабли духом, утратили единство. Нам нужно собраться, собрать волю, честь, достоинство, и мы - мы выстоим, мы победим.

И Ф. М. Достоевский, его творчество, его книги, мысли, его вера в русского человека, в Россию помогают нам укрепиться в нашей вере, в нашей надежде, в нашей силе.

В 1849 году в жизни Ф. М. Достоевского произошло событие, оставившее в его душе глубокий след, оказавшее огромное влияние на его творчество. Он был арестован в связи с "делом Петрашевского". В особую) вину Достоевскому вменялось чтение "петрашевцам" письма Белинского к Гоголю, "полного дерзких выражений против православной церкви и верховной власти" (так говорилось в приговоре суда).

Вместе с другими членами "кружка Петрашевского" Достоевский был приговорен к смертной казни. Осужденных привезли к месту казни, на Семеновский плац, прочитали приговор, а потом объявили о "помиловании" царем. Достоевский на 4 года был отправлен в Сибирь на каторгу.

После каторги Ф.М. Достоевский был отправлен на солдатскую службу. В 1859 году был "прощен", в I860 году ему было разрешено вернуться в Петербург.

С этого времени вновь начинается, прерванная каторгой и ссылкой, интенсивная литературная деятельность Ф.М. Достоевского, полная напряженных нравственных исканий.

Писатель решительно отвергал антигуманистические, античеловеческие концепции, подобные той, которую "обосновывал" Р. Раскольников ("Преступление и наказание"). По закону природы, - говорил Раскольников, - люди разделяются на два разряда, на низший, т. е., на материал, и собственно на людей, т.е. имеющих дар или талант сказать в среде своей новое слово... "Второй разряд, все преступают закон, разрушители... Одним словом, я вывожу, что и все, не только великие, но и чуть-чуть из колеи выходящие люди,... должны по природе своей быть непременно преступниками - более или менее разумеется".

Ф.М. Достоевский не принимает мир, в котором есть преступления, есть страдания, в котором все уравновешивается: и зло, и добро. Может быть, в будущем страдания человеческие заживут и сгладятся, противоречия человеческие исчезнут, как мираж, может быть, в мировом финале явится вечная гармония, придет нечто до того драгоценное, что его хватит на все сердца, на утоление всех негодований, на искупление всех злодейств людей, всей пролитой крови... Пусть так. Но я такого мира, гармонии, достигнутой такими жертвами, все-таки не принимаю, - говорит он устами Ивана Карамазова ("Братья Карамазовы").

Отвергая идею о том, что зло есть необходимое условие добра, писатель подчеркивает: отдельный человек, все люди вместе не могут быть счастливыми, если их счастье достигается посредством мучений ребенка, посредством страдания кого-либо из людей. "С условием десятой лишь части счастливцев я не хочу даже и цивилизации".

Эгоизм, индивидуализм, - утверждает писатель, - это позиция безличностная, ибо личностью, становятся среди людей, служа людям. "Разве в безличности спасение? Напротив, напротив, говорю я, не только не надо быть безличностью, но именно надо стать личностью... Поймите меня: самовольное, совершенно сознательное и никем не принужденное самопожертвование всего себя в пользу всех есть, по-моему, признак высочайшего развития личности, высочайшего ее могущества, высочайшего самообладания, высочайшей свободы собственной воли. Добровольно положить собственный живот за всех, пойти за всех на крест, на костер можно только при самом сильном развитии личности. Сильно развитая личность, вполне уверенная в своем праве быть личностью, уже не имеющая за себя никакого страха, ничего и не может сделать другого из своей личности, то есть никакого более употребления, как отдать ее всю всем, чтобы и другие были точно такими же самоправными и счастливыми личностями". Это, по Достоевскому, и есть "закон природы".

Конечно, заявляет он, человек - не "штифтик", не "фортепьянная клавиша". Потребность "заявить себя, отличиться, выйти из ряда вон есть закон природы для всякой личности; это право ее, ее сущность, закон ее существования, который лишь в грубом, неустроенном состоянии общества проявляется со стороны этой личности весьма грубо и даже дико, а в обществе, уже развившемся, - нравственно - гуманным, сознательным и совершенно свободным подчинением каждого лица выгодам всего общества и обратно - беспрерывной заботой самого общества о наименьшем стеснении прав всякой личности".

Включившись в "вековечный" спор "славянофилов" и "западников", писатель выступил как идеолог "почвенничества", представлявшего собой своеобразную попытку синтеза ▒взглядов тех и других. "Весь порядок в каждой стране - политический, гражданский, всякий - всегда связан с почвой и характером землевладения в стране. В каком характере сложилось землевладение, в таком характере сложилось и все остальное". Для русского крестьянина "земля - все, а уже из земли у него все остальное, то есть и свобода, и жизнь, и честь, и семья, и детишки, и порядок, и церковь - одним словом, все, что есть драгоценного. Вот из-за формулы-то этой он и такую вещь, как община, удерживал...", - писал Ф. М. Достоевский, подобно славянофилам, полагая, что у России есть свой, особый исторический путь, отличный от западноевропейского.

Вместе с тем, как и славянофилы, он считал, что у Европы имеется постоянная враждебность к России, даже некоторый суеверный страх перед ней и давнишний приговор ей: русские вовсе не европейцы. "Мы, разумеется, обижаемся и изо всех сил таращимся доказать, что мы европейцы". Это сказано, конечно же, уже в адрес западников. В целом, в духе западников, положительно оценивая петровские реформы и прививку западноевропейской культуры на русскую почву, он критикует "западников" за их высокомерное, барское отношение к народу.

Страница 1 из 2 | Следующая страница




Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта