» Архив материалов » №57

СКОЛЬКО СТОИТ ИСТИНА, ИЛИ КОТ В МЕШКЕ

Как могло случиться, что обыкновенная учебная хрестоматия для 5-6-х классов "Писатели Восточной Сибири", выпущенная частным издательством "Символ" в Иркутске, спровоцировала так много разговоров среди педагогов и людей пишущих?

За последнее время об этой "хрестоматии" появилось пять статей: в "Парке культуры" (приложение к газете "Иркутск"), "Русском Востоке", "Родной Земле", две в "Восточно-Сибирской правде"... и, по-видимому, это не конец.... Дело в том, что Иркутский институт повышения квалификации работников образования в лице О.Н.Шахеровой как инициатора такого издания, получив поддержку от областных Союзов писателей (их у нас два: российского и России), приступил к выполнению задачи. При этом было допущено множество огрехов и ошибок. Дело новое для Иркутска, хотя в книжных магазинах города хрестоматий по литературе для всех классов общеобразовательной школы, где такой предмет изучается, большое разнообразие. Можно взять за образец, в качестве примера системы изложения местного материала, любую из них. Но не получилось. А у нас это первое такое издание, выпущенное тиражом 25000 экземпляров и предназначенное для внеклассного чтения детям не на один год, а на десятилетие. Когда еще в бюджете области найдется 800 тыс. рублей, чтобы повторить хрестоматию в близком к очевидному варианте.

В аннотации к хрестоматии, кроме утверждения, что "учебник, безусловно, станет ценным подспорьем в школах и лицеях для более полного освоения культурной истории нашего края", приведен перечень писателей, с чьими текстами школьники могут ознакомиться. Значится там и Нит Романов, известный своим авторством в описании событий в Иркутской губернии конца 19 и начала 20 века. Но в наличии этих летописей нет. Ну, нет, и все. Вместо них ( а может, и не вместо) в разделе "Древнерусская литература", наряду с Кондратием Рылеевым (!?), значится фрагмент Иркутской летописи П.И.Пежемского и В.А.Кротова...

Трудно предположить, какой логикой руководствовались составитель и редактор, занося декабриста Рылеева почти единственным автором в раздел древнерусской литературы Сибири с его пересказом истории " О приходе Ермака в Сибирь". Да он и не был никогда в Сибири , но хрестоматия запечатлела не бывшее никогда. В том числе и летопись Пежемского-Кротова, судя по оглавлению, числя за Рылеевым и одновременно относя ее к древнерусской литературе. Далее о декабристах. Но не всех, а об Александре Одоевском, Александре Бестужеве (Марлинском) и Вильгельме Кюхельбекере.

Очень плохо, что ставшие вполне доступными в последние годы исторические сведения о целях группы бунтовщиков и планы переустройства России до настоящего времени являются частными мнениями. А наши иркутские историки и филологи продолжают восхвалять декабристов, уходя от трезвой оценки события 25 декабря 1825 года. Но не об этом сейчас речь. Все четверо, в том числе и Рылеев, писателями Восточной Сибири ну никак не могут быть классифицированы. Находясь в достаточно кратковременной ссылке, они, возможно, и писали что-то, например, письма, родным и близким, но того, что представлено в хрестоматии, в Восточной Сибири не писалось и к сибирской теме не относится. Даже намеков нет. Для чего это сделано? Поди ж ты, разбери. Из их института усовершенствования не поймешь.

А место в книге занято. А на него, на это место, могли "рассчитывать" действительно талантливые авторы, которые "с нами и пили и ели", и жизнь жили. Возможно, поэтому литература Якутии и Бурятии для 5-6-х классов в хрестоматии заканчивается сказками, т.е. устным народным творчеством... будто для детей там ничего не писано, и нечего выбрать и предложить.

Насколько "традиционно" уместна для части нашей литературной среды тема декабристов как бунтарей против отечества, настолько никак нельзя было обойтись и без поэзии Иосифа Уткина и Джека Алтаузена для того, чтобы удовлетвориться старыми соблазнами и разместить в хрестоматии хоть по два-три стихотворения. Сделать метки...

Во-первых, не верьте автору-составителю. Даже в нескольких строчках биографических данных, предшествующих стихам или прозе, возможны ошибки. Иосиф Уткин родился на станции Хинган Хабаровского края, а не в Иркутске, как указано в хрестоматии. Мне понятны такие слабости... Когда очень хочется, то можно притянуть поэта в круг писателей Восточной Сибири, творчество которого с Сибирью связано двумя-тремя эпизодами. Задержавшись после гражданской на два года в Иркутске, Уткин в 1924 году выехал по комсомольской путевке в Москву. Было ему 21 год от роду.

Во-вторых, все же Иосиф Павлович поэт очень странный. "Мальчишку шлепнули в Иркутске..., ...мы вскинем винты и шлепнем тебя..., ...в сибирских рудниках нас шлепнет адмирал...",- это строки из различных стихотворений. А вот еще: "...На снегу лежит мертвый пулеметчик..., ...и кроме права жизни - есть право умереть..., ...на селе кричит петух, на ремне висит пастух..., по Кузнецкой улице поп лежит на улице. ..(т.е. расстрелян. - В.И.)" и т.д. Ужастики, да и только, но ужастики крайне идеологизированные.

По этой причине не просто было подобрать несколько стихотворений для обихода в хрестоматию для детей; но, несмотря на трудности, читаем:

Я видел девочку убитую,

Цветы стояли у окна.

.................................

Она ждала, товарищ, вести,

Тобою вырванной в бою, -

О страшной, беспощадной мести

За смерть невинную свою.

Из последнего четверостишья следует: шлепать, шлепать и не перешлепать. Дети этого еще не понимают, но зачем их обманывать...?

С Джеком Алтаузеном еще проще. Он родился в Бодайбо на приисках, с детских лет - в Шанхае и Харбине. И только в 14 лет объявился в Чите. Начало литературной деятельности относится к середине 20-х годов, но не в Иркутске, а в Москве, куда он выехал на учебу в 16 лет, пробыв в Иркутске не больше года.

В 1930 году в одном из литературных альманахов было опубликовано такое:

Я предлагаю Минина
Расплавить, Пожарского.
Зачем им пьедестал?
Довольно нам двух лавочников
Славить -
Их за прилавками Октябрь застал.

Случайно им мы не свернули шею,
Я знаю, это было бы под стать.
Подумаешь, они спасли Рассею!
А может, лучше было б не спасать?...

Автору 23, он пишет о памятнике Минину и Пожарскому на Красной площади в центре русской цивилизации. В унисон декламирует молодой Безыменский:

О, скоро ли рукой жестокой
Рассеюшку с пути столкнут?

Эти ребята от одного корня. Они ярко и яро ненавидят Россию, ее уклад жизни, традиции, культуру. Но стоило Сталину вернуться к патриотизму в политике, как наш "Джек-иркутянин" стал выдавать на потребу дня следующее в песне о вожде:

Мы знаем - страна нас роднила,
Судьбу доверяя свою.
С кем Сталин - с тем счастье и сила,
Где Сталин - там слава в бою.

Памятник Минину и Пожарскому не расплавили по предложению Алтаузена, а несколько передвинули к храму Василия Блаженного и развернули в другую сторону. Но что сделали с памятником князю Пожарскому в Суздале? В 1933 году мраморную часовню-мавзолей над могилой князя разберут и используют на облицовку станции метро "Маяковская" в Москве. Владимир Владимирович, видно, "не раз в гробу перевернулся"...

На всем этом фоне в "Восточке" появляются, с перерывом в неделю, две статьи. Издателя хрестоматии А. Быкова и двух благодарных читательниц и одновременно преподавателей гимназии ╧44 в Иркутске М. Любиной и Н. Губиной. Первому автору публикации "...А истина дороже" необходимо доказать, что, вопреки многим критическим замечаниям, хрестоматия составлена и издана великолепно, если не чуть хуже. Двое других, оказывается, без этого издания не могли ранее "учить совести, бескорыстию, доброму сердцу...". Откуда столько шума, господа и товарищи?

Вполне ясно, что с таким изданием вы подставили губернатора, поместив в книге кем-то сочиненный отзыв за его подписью и не оправдав выделенных из бюджета денег. Это раз.

Вы подставили два региональных союза писателей, так и не согласовав окончательный вариант издания. Как стало известно из текста рецензии на рукопись учебной хрестоматии, составленной около 4-х лет назад, рукопись и изданное имеют отличия. Это два.

Вы подставляете честных и знающих свое дело преподавателей школ, создавая мнение об издании, противоположное действительному положению дел. Это три.

Вы подставили Управление общего и профессионального образования Иркутской области, подавая учебник таким образом, что это почтеннейшее заведение якобы контролировало процесс его издания. Это четыре.

Остальные пять-шесть - это дети шестых и седьмых классов. В недрах института повышения квалификации работников образования, по-видимому, создан какой-то особый инструмент помощи эстетического постижения реальности и способствующий "формированию толерантного сознания" для того, чтобы начисто отучить детей думать, "что такое хорошо и что такое плохо".

Нам остается с нетерпением вместе с преподавателями гимназии ╧44 М. Любиной и Н. Губиной ждать следующей хрестоматии для старших классов со стихами и прозой ссыльных революционеров. И попробуйте только не включить в нее воспоминания Льва Троцкого о ссылке в Сибирь. Там есть хорошие места, полезные изучению "его милой родины России", с описаниями жизни в Усть-Куте и Верхоленске.

Необходимое дополнение

В 1934 году Иосиф Уткин написал стихи "Батя":

По Кузнецкой улице
Ехал поп на курице...
Едет батюшка пешком,
Тарантас накрыт мешком -
А навстречу аккурат
Подымается отряд.

Дескать, батя, что везешь?
Дескать, стой, владыко!
Дескать, ми-и-и-ленькие, ро-о-о-жь..
Дескать, бать... а не врешь?
Дескать, покажи-ка.
Заглянули в тарантас.

Увидали...вот те раз!
В девятнадцатом году...
Ну и батя, ловко!
В огороде, во саду
Родилась винтовка?!

Знаменитый урожай.
"Ну-ка, батя...подъезжай".
У попа в глазах черно.
"Господи Иисусе..."
(Трехлинейное зерно
Не в поповском вкусе!)

Комиссар протер очки.
"Что же, благочинный,
Угадали мужички
Волка под овчиной?".
Да как взглянет на лицо,
Да как скинет ружьецо!

"На заборе про актрис
Интересно пишут...
Ну-ка батя...становись.
Почитай афиши!..."

По Кузнецкой улице
Поп лежит на улице.
А на гору аккурат
Подымается отряд.

Вопросы и ответы, которые могут быть необходимы для углубленного изучения представленного стихотворения (для примера):

- Как сейчас, дети, называется ул. Кузнецкая в Иркутске?
- Улицей Иосифа Уткина.

- Что еще названо его именем?
- Юношеская библиотека на ул. Чехова.

- Куда комиссар приглашал батюшку встать почитать афиши...?
- К стенке.

- Что сделал комиссар с батюшкой?
- Шлепнул.

- Именем какого большого восточно-сибирского поэта была увековечена, а потом разувековечена улица в Иркутске?
- Именем Джека Алтаузена.

За ответы школьников, совпадающие с приведенными выше, можно смело ставить пять.

Вот такие у нас тут дела, господа и товарищи. Разберемся ли?

Владимир Иовлев,
инженер, г.Иркутск



Драйвер genius клавиатура сколько стоит заказать реферат.

Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта