» Архив материалов » №59

"СЕРЫЕ" КАРДИНАЛЫ КАТОЛИЦИЗМА

Оглашенное 11 февраля папой Иоанном Павлом II решение Ватикана повысить статус четырех своих Апостольских администратур России (в Москве, Саратове, Новосибирске и Иркутске) до епархий с объединением их в единую "церковную провинцию", возглавляемую митрополитом, не случайно вызвало настоящую бурю в отечественной политической жизни. Слишком многие нити сошлись в этом завязанном католическими кардиналами узелке. Можно констатировать бесспорный факт: без серьезного ослабления позиций Московского Патриархата папская курия просто не могла решиться на подобный шаг. Об этом, в частности, свидетельствует поведение папского нунция архиепископа Георгия Цура, который охарактеризовал данное решение Ватикана как "внутреннее дело Католической Церкви". Официальный же ответ наших православных иерархов оказался выдержан в духе христианского смирения, которого им порой так не хватало в общении со своей собственной паствой - например, по вопросу об ИНН.

Весьма показательны в этом плане и слова новоявленного католического митрополита российских диоцезов Тадеуша Кондрусевича о том, что он "не может согласиться с термином "каноническая территория" применительно к межцерковным отношениям". Логика здесь простая: раз нет "канонической территории", то не может быть и никакого "нарушения границы" между церквями.

То, что католики решают данный вопрос "с позиции силы", свидетельствует и следующее заявление: "В ситуации, когда Католическая Церковь в России имеет официальный статус, речь идет вовсе не о том, чтобы просить на данные действия позволения у РПЦ; в связи с этим приезд архиепископа Георгия Цура в отдел внешних церковных сношений следует рассматривать лишь как визит вежливости по отношению к РПЦ".

Поэтому прежде всего следует разобраться, чем вызвано пока не слишком видимое, но уже вполне реальное ослабление Московского Патриархата. И здесь начать придется с несостоявшегося посещения президентом Путиным Святой горы Афон. В намеченный для столь знаменательного события день греческого визита вдруг разыгралась такая непогода, что ни катером, ни вертолетом добраться до Удела Пресвятой Богородицы нынешнему "хозяину Кремля" не удалось. А это - знак.

Понял ли его Путин? И если понял - то как? Судя по его последующим действиям - едва ли не как личное оскорбление. По крайней мере, подчеркнутое внимание к РПЦ и лично к Патриарху Алексию II сменилось столь же подчеркнутым дистанцированием. "Первым звонком" в этом отношении стала декабрьская встреча президента с муфтием российских мусульман Таджуддином, где Путин высказался в том духе, что до сих пор государство проявляло недостаточное внимание к нуждам других традиционных для России конфессий. А уж факт отсутствия президента на рождественской службе Патриарха в храме Христа Спасителя получил широкий резонанс в масс-медиа. Вместо этого Путин отправился во Владимир, к митрополиту Евлогию. Источники в церковных кругах тут же связали этот выбор с "правильным" выступлением владыки по проблеме ИНН, когда Евлогий заявил, что это дело государственное, а не церковное, поэтому как правительство решит, так и должно быть.

Между тем, как известно, повсеместное внедрение ИНН на территории России с 1 января 2002 года было одним из обязательных условий дальнейшей интеграции РФ с "объединенной Европой" - глобальным идейно-политическим проектом, "локомотивами" которого выступают Германия и Франция, а "генеральными конструкторами" - как раз "серые" католические кардиналы. Второе "настойчивое пожелание" Евросоюза к Путину заключалось в том, чтобы Кремль добился от Патриарха официального согласия на визит Папы Римского в Россию. Но Алексий II по двум этим главным пунктам президентских ожиданий, что называется, "не оправдал".

По отношению к иерархии РПЦ Путин явно начал применять уже ставший знаменитым принцип "равноудаленности", тем самым фактически уравняв Патриархию с какой-нибудь "естественной монополией". Ни МИД, ни министерство юстиции РФ не выступили с решительной поддержкой православной церкви, фактически "умыв руки". Зато вовсю утверждается, что католичество также является одним из "традиционных" вероисповеданий для населения современной РФ. Уж не знаю, каких территорий и каких "традиций" касаются эти утверждения, но речь идет, по сути, о легализации еще одного мощного канала для доступа иностранцев к государственным и военным секретам России.

"За скобками" конфликта остается лишь вопрос, почему подобное отношение к православной церкви со стороны президента стало вообще возможным. И здесь нет смысла опираться на непроверенные слухи о растущей напряженности в ближайшем окружении Путина и даже внутри его семьи. Суть происходящего, наверное, заключается все-таки в другом. Слишком уж благополучно в последние годы занимались некоторые православные клирики своими мирскими делами, слишком широко пользовались разнообразными государственными льготами, слишком по-католически строили свои отношения с паствой и слишком по-олигархически - с российским обществом в целом. Любовь, смирение, милосердие слишком часто оставались в их устах только словами, не преобразуясь в реальные дела, в реальную помощь ближнему своему: и духовную, и материальную.

Впрочем, что Господь ни делает - все к лучшему. Может быть, теперь, в условиях фактически объявленной войны между двумя церквями, до иерархов Московского Патриархата дойдет, наконец, мысль о необходимости единения с народом, с верующими мирянами. И тогда никакие "врата адовы" не одолеют нашу Церковь. "Где двое или трое соберутся во имя Мое - там и Я между ними..."

Георгий СУДОВЦЕВ,
"Завтра"





Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта