» Архив материалов » №49

ПРОСТО ЧЕЛОВЕК БУДЕТ ДРУГИМ...

Помните, в песне: "Куда уходит детство, в какие города, и где найти мне средство, чтоб вновь попасть туда?". Попасть туда желает каждый нормальный человек, потому что это время - детство - время уникальных возможностей человека. Вырос и осознал - многое упустил: были способности - не реализовал, были условия для развития и роста - не использовал. Не случайно детству как особо значимому периоду жизни уделял большое внимание Л. Н. Толстой. Помните: от меня до пятилетнего ребенка - вечность, от ребенка до старика - мгновение. Попытка использовать продуктивно этот период жизни человека всегда привлекала внимание тех, кто жаждет ответить на вопрос: "чему учить и как учить", а не только "кого учить".

Перед началом нынешнего учебного года граждане России стали свидетелями нового убедительно разыгранного государственного спектакля, где "ответственные лица", конечно же, считающие себя специалистами в вопросах образования, важно рассуждали о судьбах отечественной школы и даже позволяли себе критиковать отдельные "перестроечные" нововведения, в том числе антипедагогические учебники (о них уже более десяти лет твердят честные педагоги и правдивая пресса). Было даже вновь сказано о "значительном" увеличении зарплаты учителям (их, видимо, снова нужно успокоить и для чего-то "подкупить"). Все пытались уверить, что обеспокоены состоянием образования, даже критически оговаривались о недопустимости непродуманных реформ и заверяли, что хотят сделать "как лучше". Кстати, новая образовательная политика будет называться не реформой, а модернизацией, так как слово "реформа" для россиян в последние годы стало чуть ли не ругательством.

Приходится повторять простые истины: будущее России возможно лишь при условии широкого и полноценного народного просвещения и культуры. Без них Россия - всего лишь пространство, имеющее богатые недра, а ее народ - арсенал дешевой наемной рабочей силы для других стран и народов. Нигде в России оскорбление народа не проявляется сегодня так откровенно, как в отношении к его языку. Чистый родник русской речи оскверняется постоянно и бесстыдно. В невежестве своем многие не видят, что это осквернение - вызов каждому честному русскому человеку...

Успехи образования всегда достигались в период его стабильности, ибо в школе закладываются не "новации", а фундаментальные основы знаний, сообщаются и разъясняются основные (часто азбучные) сведения, установленные наукой. Ибо школа держалась и держится на культурных традициях страны, народа. Но до всего этого нет дела тем, кто проводил и проводит разрушительные реформы.

Между тем не только сознательные разрушители, но и многие беспечные работники системы образования "взяли под козырек" и начали творить программы, учебники и пособия, в которых новации выступают зачастую как орудие разрушения добрых начал и здравого смысла.

"Когда читаешь новейшие предложения о реформировании школы, кажется, что люди, которые их "изобретают", очень далеки от реальных потребностей и возможностей нынешней школы ("Учительская газета", 2001 г., № 48)".

Этими простыми словами определен главный порок нашей "системы" образования - страшный разрыв между миром управленцев и миром реальной школы. В этих мирах действуют разные люди, с разным менталитетом и, по-видимому, с противоположными целями. Если вспомнить, что менталитет - это исторически сложившийся образ мыслей, чувств и мироощущения народа, создававшийся веками в процессе его исторического развития, то станет ясно: речь идет, в сущности, об уничтожении духовной самобытности народа через систему образования, о ликвидации его взгляда на вещи, его национальных черт, национального характера! В конечном счете, запланирован духовный геноцид нашего народа. Это художественно ярко схвачено в сценке-диалоге одного из недавно опубликованных художественных произведений:

"...Иван спросил: "А будь ваша воля, что бы с Россией сделали?".

Джим, не медля: "Разрушить все и заново построить. По общемировым стандартам" (Юрий Самарин, "Русский костер").

Вот это и планируют наши реформаторы. И не только планируют, но бесстыдно осуществляют этот чудовищный, варварский план разрушения.

Этот план особенно заметен на состоянии преподавания предметов, формирующих личность свободного человека. Гуманитарная сфера образования подверглась за время "реформ" максимальному разрушению.

Разве случайно в школах сокращается количество часов русского языка? А быстрочтение, которому учат в младших классах? Свой родной язык с детства ребенок должен воспринять всем существом. Он должен его пережить. А ребенка заставляют быстро читать - 150 слов в минуту. Это разрушение нормального вживания в родной язык. Поэтому даже студенты гуманитарных ВУЗов не могут правильно пересказать какой-то эпизод на родном языке. На сегодня наш прекрасный язык становится неряшливым, неприбранным, серым, холодным. Происходит намеренное засорение русского языка многими способами: например, нарочитым внедрением чужих, не свойственных нашему духу слов, способов правописания, интонаций. Примеров тому уйма. По новым правилам русского языка допускается перенос в одну букву, слово в любом месте переносится. Удивительно?!

Общий фон во многих книгах-хрестоматиях для начальной школы зачастую создают не классики - они "загнаны" на задворки, а тексты малоизвестных и, как правило, весьма посредственных поэтов и писателей.

Сделано все, чтобы превратить важнейший школьный предмет в груду скучных правил, "орфограмм", свести его смысл к овладению формальным правописанием. В иных книгах для начальной школы заменяют живую речь схемами, загромождают память малышей таблицами и идиотическими абстрактными чертежами (слово - кубик, слово - черточка и т.п.); изолируют изучение языка от истории и этимологии; изучают его не на высоких художественных текстах, а на худосочных примерах, придуманных составителями учебников или заимствованных из иных авторов, не всегда владеющих истинно русской речью.

То, что с русским языком происходит что-то неладное, заметно многим из нас. Русская речь с ее традиционной плавностью, целомудренностью, тягой к музыкальной гармонии - она почти напрочь сметена агрессивным и мусорным потоком.

Вокруг нас - мутное половодье иностранных слов и тюремного жаргона. Специалисты говорят о подавлении англо-американской терминологией нашего литературного языка. Филологи и лингвисты страны бьют тревогу. "Идет постепенная подмена ключевых слов культурно-исторического сознания нашего эпоса (брачные партнеры вместо супруги, имидж вместо образ, и т.п.).

Стремительно меняется темп и ритм нашей исконно медлительной речи. Особенно это заметно на телевидении и радио, где царит скороговорка. Преуспевает тот, кто выстрелит в минуту наибольшее количество слов. "Гостей студии" подгоняют вопросами как кнутом. Русский язык невероятно искорежили, им пренебрегают, с правилами его совсем не считаются. Я не ошибусь, если скажу, что работники телевидения и радио (особенно молодежь), за редким исключением, являются носителями безграмотной речи, невольно формируя и нашу безграмотность.

Я помню время, когда телевидение было редкостью, и вместо него радио служило для всех эталоном грамотности, безупречной дикции и красивой, четкой модуляции голосов. Хотя там работало немало дикторов нерусской национальности. Бывало, если зайдет среди студентов спор о произношении какого-нибудь трудного слова, стоило кому-то сказать: "Но именно так говорили по радио, я сам слышал", и спор тут же прекращался. Авторитет радиодикторов был непререкаем!

Как-то на вопрос о словах, которые сейчас незаслуженно забыты, Д. С. Лихачев назвал три: милосердие, доброжелательность, порядочность. Дмитрий Сергеевич говорил, что именно в наши дни очень важно учить детей искусству медленного чтения русской классики. Только так можно вернуть обществу утраченное чувство языка, его красоты, многообразия. Он считал, что в каждом школьном классе должна быть полка со словарями русского языка, а в каждом крупном городе - служба языка, где бы работали лингвисты. Набираешь по телефону номер, и тебе объясняют значение редкого слова или помогают правильно поставить ударение. Вот такой он был мечтатель!..

Несомненным педагогическим преступлением является и "реформирование" преподавания литературы, а по существу уничтожение предмета "русская литература" в школах России.

Это было задумано "реформаторами" еще в начале 90-х годов, когда при обсуждении раскладки учебных часов госпожа М. Р. Леонтьева (ведущий специалист в Министерстве образования) впервые пыталась вывести уроки литературы из программы средней школы как самостоятельную дисциплину. Кстати, на сегодня в Государственную думу представлен "Государственной образовательный стандарт", по которому русская литература в средних школах выводится из числа базовых учебных дисциплин, и по всей стране объявлен новый филологический эксперимент, эксперимент на право выбора школьником выпускного экзамена - сочинения или изложения.

Казалось бы, наоборот, факты общеизвестны: школьники мало читают, плохо мыслят, о любви представление чаще "рабочее" ("заниматься любовью"), а на экзамене в ВУЗ абитуриент в коротком тексте сочинения может сделать более 50 ошибок. Потому логично было бы принимать срочные и продуктивные меры, чтобы в школе усилить внимание к русскому языку и литературе, повысить качество преподавания именно этих взаимосвязанных дисциплин.

Да, не случайно навязана дискуссия, писать ли сочинение на школьных выпускных экзаменах и вступительных в ВУЗы, изложение или ограничиться лишь диктантом. И снова пошли на "эксперимент". Зачем, с какой целью? Разве не ясно, что сочинение - это нечто большее, чем просто экзамен? Это школа мысли, свободного мышления, если не подчиняться пошлости и профанации понятий, демонстрация твоего личного восприятия, твоей гражданской зрелости. Как и всякий экзамен, оно существует не само по себе, а скорее ради подготовки к нему. А это - время, это - годы усвоения русского духа, понимания, в том числе и самого себя. Отмена сочинения - не просто уравниловка в суждениях и мыслях, вместе с отменой сочинения отменяется право самостоятельно мыслить, высказывать собственное суждение. А если точнее сказать, то вместе с сочинением отменяется и экзамен по литературе, отменяется вообще литературное образование в школе: изложение - испытание по русскому языку, а вовсе не по литературе. Изложение - работа по заданному образцу, передача чужих мыслей и чужих слов, отсутствие собственной инициативы и поиска. Минимум спроса и духовной зрелости. По большому счету - деградация. Когда взрослый человек способен к деятельности лишь на детском уровне, говорят об умственном его нездоровье. Так и изложение для абитуриента, стремящегося в духовную элиту нации, - это дебильность жанра и одебиливание того, кто идет на экзамен.

Подобные "новации" говорят о том, что у чиновников от образования нет потребности не в сочинении или в литературе: нет потребности в русском юношестве, умеющем мыслить свободно и точно, смело идти через трудности и сопротивляться "злобе дня".

- Российские образовательные стандарты ориентированы на стандарты западные, в которых литературе традиционно уделяется значительно меньше места, чем уделялось у нас в советское время, - говорит доктор филологических наук, декан филологического факультета ИГУ А. С. Собенников. - Там и культура устроена иначе. Этот процесс, конечно, настораживает. Литература не дает практических навыков, но она формирует ценностный мир ученика. Она нужна для того, чтобы человек знал, грубо говоря, что такое хорошо и что такое плохо. Без литературы, конечно, можно прожить. Просто человек будет другим.

Модернизация образования, как ее проводят российские реформаторы, во многом состоит из повторения ошибок, которые сейчас осмысливаются на Западе. Технологический прогресс в области знаний может стимулировать "обученное невежество", "экономию мышления". Неполноценное интеллектуальное образование не только не способствует формированию личности, но и ведет к ее разрушению... Нужно ли это нам?

Думаю, что, реформируя образование, мы не должны разрушать традиции. Видимо, что-то не так в бесконечных экспериментах, коль детям все труднее писать сочинения, выражать свои мысли.

России нужны люди духовно полноценные. А для этого необходимо, чтобы школа могла быть трансформатором великой русской культуры.

Но культура (и литература) не воспринимаются механически, а осваиваются в творческом напряжении. Этому и должны учить уроки русской словесности, которые обязаны воспитывать умение чувствовать и понимать литературу и размышлять над нею самостоятельно.

Это возможно, если учащийся умеет мыслить сам. Этому и нужно учить.

Олег Садовский,
педагог, г.Иркутск



Покупаю AQUAMAX на https://www.ochkov.net/dvuhnedelnye/opticheskie/aquamax.htm.

Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта