» Архив материалов » №35

ПОСТИГАЯ ГАРМОНИЮ ЖИЗНИ

Школьный учитель рассказывает о своём ученике - иркутском художнике Николае Натиганове

За 38 лет педагогической деятельности мне встречались дети разной степени одаренности. Среди моих воспитанников есть художники, архитекторы, врачи, учителя, работники МВД. Но среди тысяч воспитанников, которых я учил постижению красоты, встретил всего одного, который освоил не только специальность, связанную с изобразительным искусством, но ещё с десяток других специальностей. Про таких говорят: одаренные. Мне хочется рассказать про своего ученика, воспитанника и друга.

В 1974 году передо мной появился оживленный и с каким-то внутренним светом мальчик. Его звали Коля. В первую же встречу я про себя отметил, что в этом мальчике Божий дар. Он принес показать два альбома с рисунками. Удивительно то, что его рисунки имели не только детскую привлекательность, но жили уверенными линиями и цельностью. А какой широкий диапазон персонажей: артисты кино и цирка, певцы и декабристы, бабушка и мама, Рафаэль и Бетховен, сказка П. Ершова "Конек-горбунок" и "Лебединое озеро" П. И. Чайковского. С первого класса Коля был записан в наш клуб любителей искусств, действовавший на протяжении 28 лет, участвовал во всех наших начинаниях, выставках, вечерах, поездках.

Учился Коля легко, хорошо и нес большую классную и школьную нагрузку в оформлении газет, плакатов, стендов. В классе Колю любили за отзывчивость, за добрый характер. Он увлекался рисованием, музыкой, театром. За активное участие в жизни школы Коля был награжден путевкой во Всесоюзный пионерский лагерь "Артек". Директором нашей школы ╧ 63 в то время была К. Д. Приймак. Она с высоких идейных позиций видела все творческое и в детях, и в учителях, и при каждой возможности стремилась поощрить.

Когда дело доходило до рисования, Коля преображался, он жил этой работой, оформлял альбомы, выполнял рисунки в разной технике, помогал учителям оформлять кабинеты: химии, биологии, литературы, изобразительного искусства. Примерно с четвертого класса Коля увлекся театром. Больше он рисовал на тему "Испанские миниатюры". Сначала он делал эскиз в альбоме, потом перерисовывал на ватманские листы. Коле нравилось в опере всё: и костюмы, и декорации, и игра артистов, и музыка. Каждый театральный сезон он с мамой не пропускал ни Бурятский, ни Амурский, ни Челябинский театры. В памяти остались спектакли: "Щелкунчик", "Женитьба Фигаро", "Лебединое озеро", "Моцарт и Сальери", "Кармен - сюита", "Севильский цирюльник", "Князь Игорь". Потом Коля решил сам делать декорации. Нашел кусок парусины, деревянные дранки для каркаса. Так появились первые декорации к "Лебединому озеру" П. И. Чайковского, к опере Бородина "Князь Игорь", к опере Бизе "Кармен".

По мере вживания в реальный мир Коля с увлечением постигал гармонию, азы, мастерство художника в детской художественной школе. В это же время Коля освоил секреты игры на баяне. Музыка его сильно привлекала. После он стал учиться играть на фортепиано и здесь достиг определенных успехов, смело играл по нотам и даже вдвоем, в четыре руки. В дальнейшем Коля научился и настраивать фортепиано. Этим он обязан главному настройщику фортепиано в филармонии, мастеру Казакову И. И.

В 1982 году Николай Натиганов закончил восемь классов и захотел продолжить учиться, получить специальное образование в Иркутском училище искусств. С уходом Николая Натиганова из школы мне стало его не хватать, он был душой нашего Клуба юных художников. Ни один вечер не проходил без участия Натиганова.

Я был в полной уверенности, что Николай в училище искусств поступит при самом большом конкурсе и с нетерпением ждал окончания экзаменов при поступлении. Каково же было мое недоумение, когда он сообщил результаты: рисунок, живопись и профилирующие предметы - отлично, а композиция... 3(!!!). Я был не только расстроен, но убежден, что, наверное, произошло какое-то недоразумение. Про себя отметил, что комиссия не смогла понять и оценить композиции Натиганова. Позднее он рассказал, что в композицию по орнаменту он включил эльфов. Вот из-за этих амуров-ангелочков ему поставили тройку. Я и сейчас уверен, что Николай композицию выполнил с достоинством, в соответствии с устремлениями высокого полета мысли и духа. Преподаватель Г. В. Анциферов взял его в свою группу. Про училище и как защищал диплом Николай неохотно говорил, но с уважением вспоминал Г. В. Анциферова за его профессиональную требовательность и любовь к музыке.

Незаметно подошло время армейского призыва. Мать Николая, родные и друзья - все думали, что его оставят в Иркутске. Но тем не менее он сначала служил в Шелехове, а потом в Улан-Уде. Вернулся он из армии все такой же оживленный, в добром расположении духа, полный ясности в дальнейшей своей судьбе, уверенный, что искусство - его путь. После армии Николай работал в Иркутском театре кукол. Я думал, что здесь Николай надолго останется, потому что имел за плечами большой опыт в рисунке, живописи, декоративно-прикладном искусстве. Но прошло два года, и он уволился. На мой вопрос "почему" Николай поделился: "Прежде чем поступить в театр кукол, я немного поработал в детской художественной школе. Но так как вакансий не было, то мне пришлось искать другую работу. Я обошел все театры, хотелось на этом поприще выразить свою любовь к театру. Но все места были заняты. Вот так я устроился в театре кукол. Но уволился, потому что авралы, ночная работа и другие нюансы были не по мне".

В том, что Николай стал работать в художественном музее, я не удивился. Он много читал, впитывал, буквально, все, что было связано с искусством. Я часто изумлялся: как он все запоминает, с каким упоением и без всякого зазнайства делится со всеми. На его лице я никогда не видел какого-то недовольства или натяжки в неискренности. Для своих лекций в художественном музее Николай выбрал темы: "Иркутские храмы", "Сибирская иконопись". Большей частью лекции были заказные - для разных организаций, много заявок было от института усовершенствования учителей, библиотекарей, приглашали однажды Николая прочесть лекцию об искусстве в колонию. Большая река всегда течет величаво и в нужном направлении. Так и Николай Натиганов переходит от чтения лекций на работу в реставрационные мастерские. Его учительница в этом труднейшем и кропотливом деле была Муравьева Галина Николаевна. Николай вспоминает: "Постижению секретов реставрации я обязан и благодарен Галине Николаевне. Как красиво работали ее руки! Она учила и доверяла. Работал я в мастерской с Тютиковой С. Н." За шесть лет Николай отреставрировал шесть картин: "портрет жены Александра III - Марии Федоровны", "Портрет Александры Федоровны - жены царя Николая II", "Портрет художника Жибинова А.", "Портрет купчихи" - работа неизвестного автора первой половины 19 века, картину художника Добровольского Н. Ф. "Переправа через Ангару". Эту картину Добровольского Н. Ф. Николай не только отреставрировал, ни скопировал для себя. Когда я увидел ее, то изумлялся, что картина - реальность, виденная из окна, зима, зимнее небо, мост через Ангару. Краски смотрелись сочно и живо. Казалось, что из звезд шло излучение. При такой сложной работе реставратора Николай откликнулся на просьбу отца Василия помочь в реставрации Свято-Троицкого храма в с. Хомутово. Работать приходилось только вечером, т.к. целый день в музее. Он написал иконы Николая Чудотворца, Пророка Илии, Св. Великомученика и Целителя Пантелеймона, Георгия Победоносца, Иннокентия и Софрония Иркутских и другие.

Страница 1 из 2 | Следующая страница




Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта