» Архив материалов » №31

Олигарх финансовых сумерек

Потанина заказали. Заказчиком выступило государство. Всю последнюю неделю Владимир Потанин провел в общении с Генпрокуратурой, а в конце недели был вызван на ковер в Кремль. Президент лично пожелал разобраться в скандале по приватизации крупнейшего в мире производителя платиноидов. Почему после почти двухлетнего информационного отсутствия имя автора скандально известных сделок с покупкой "Норильского никеля" и "Связьинвеста" вновь на слуху? В информагентствах замелькали сообщения о новой мегасделке Потанина, сравнить которую можно с покупкой "Норильского никеля". Потому что это... продажа "Норильского никеля". По одной из версий, сделка нужна для того, чтобы срочно вывести из-под криминального оттенка активы, до которых вот-вот доберется Генеральная прокуратура.

Начало пути наверх

Сейчас, после того как сотни миллиардов долларов уже эффективно разворованы и успешно вывезены из России в виде беглых капиталов отечественной номенклатуры, система спецраспределителя госсобственности, можно сказать, переживает кризис. А ведь она знавала и лучшие времена.

Золотые (в прямом и переносном смыслах) деньки для системы спецраспределителя госсобственности настали в 1988 -- 1991 годах, которые для простых советских людей выглядели эпохой перестройки, а для людей с практическим складом ума и с номенклатурными связями -- эпохой так называемого комсомольского бизнеса, осуществлявшегося в основном через систему центров научно-технического творчества молодежи. За деловитыми комсомольскими функционерами, формально возглавлявшими творческие центры по отмыванию госбюджетных средств, реально стояли фигуры теневые и куда более крупные в советской партийно-хозяйственной иерархии. Часть недавних секретарей комсомольских организаций смогла перерасти роль "председателей Фуксов" и самим стать "миллионерами Корейко" (если только их -- слишком много знающих -- миновала пуля киллера). А иные смогли даже приобрести общероссийскую известность в качестве олигархов федерального уровня. К их числу относится и нынешний глава ОНЭКСИМбанка Владимир Олегович Потанин. Судьба его хранила -- родился он сыном человека, занимавшего не последние посты в системе советской внешней торговли. Прекрасное прошлое позволило будущемубанкиру не только поступить в престижный Московский институт международных отношений, но и распределиться после его окончания в "Союзпромэкспорт" на сверхперспективную тематику торговли цветными металлами. Активно участвуя в работе комсомольской организации Министерства внешнеэкономических связей, будущий олигарх всего за два года смог наработать у части руководства министерства репутацию человека, которому можно доверить щепетильные бизнес-схемы.

Под чутким патронажем заместителя министра внешнеэкономических связей В. Шилина и начальника отдела валютно-экспортных операций Международного банка экономического сотрудничества при СЭВ Михаила Прохорова создается внешнеэкономическая ассоциация "Интеррос". Эта возглавляемая Потаниным посредническая структура стала одним из основных каналов экстренного вывоза продукции с высоким экспортным потенциалом из страны.

Стремительный рост объема сделок через "Интеррос" отражал не столько активизацию экономического обмена с Западом, сколько подготовку к обрушиванию обменного курса рубля и фантастической прибыльности расчетов новых владельцев вывезенных товаров с Российским государством. Золотой жилой для Потанина и Прохорова стали также операции, связанные с дележом финансовых активов и пассивов СССР за рубежом.

Деловая репутация "Интерроса" в 1992 году оказывается изрядно подмоченной из-за сотрудничества с рядом фирм по отмыванию теневых капиталов. Злые языки упоминали, как водится, о солнцевской и долгопрудненской организованных преступных группировках. В это же время Потанин затеял многократную смену учредителей "Интерроса" -- так что уже практически невозможно разобраться в многочисленных юридических субъектах его финансовых операций. Криминализация деятельности ассоциации и многочисленные контакты с бандитами заставили Потанина срочно укреплять службы безопасности, что, впрочем, так и не уберегло одного из руководителей "Общемашэкспорта" С. Ветлугина от пули киллеров.

Эпоха великого передела требовала своих героев -- с государственным размахом и "государственным менталитетом". Потанин через свои обширные связи легко добивается лицензии на операции со спецэкспортерами и начинает приобщаться к экспорту вооружений как раз в канун начала вывода Западной группы войск из Германии -- увлекательнейшего для приятельского бизнеса мероприятия. Одна потанинская структура даже фигурирует в так называемом списке Болдырева -- перечне фирм, причастных к масштабным пропажам оружия и другой российской собственности в ЗГВ.

Налаженные по ходу "спецэкспортных" операций отношения с коррупционерами в генеральской форме позволили Потанину вскоре выйти на новый виток своей управленческой и политической карьеры.

Фирменный стиль олигарха

В отличие от вальяжного Константина Борового и маргинального Сергея Мавроди, суховато-прагматичный Потанин вовремя уловил тенденцию и стал переключаться на банковскую деятельность. Тренировка в новой для него сфере прошла в созданном совместно с Михаилом Прохоровым банке "Международная финансовая компания". Первоначальные активы МФК были во многом связаны с ведущим учредителем -- Банком внешней торговли РСФСР. Новой ключевой дочерней структурой, через которую в 1993 году осуществлялись основные бизнес-комбинации Потанина, стал Объединенный экспортно-импортный банк (ОНЭКСИМбанк), быстро наработавший респектабельный имидж как "банк вице-премьера Сосковца", обслуживающий предвыборные кампании блока "Наш дом -- Россия". В связи с падением рентабельности посреднических операций была найдена новая перспективная идея сомнительного бизнеса -- предоставление банками кредита государству под залог госпакета акций подлежащих приватизации предприятий, производящих продукцию с высоким экспортным потенциалом.

Государство в этой схеме напоминает не только дойную корову, но и змею, пожирающую саму себя посредством заглатывания собственного хвоста. Сначала высокопоставленные коррупционеры объявляют аффилированные с ними банки "банками с государственным менталитетом", потом ставят их на осваивание государственных активов, затем удивляются острейшему дефициту госбюджета и в конце концов признают необходимость взятия государством коммерческих кредитов у банкиров. Разумеется, заранее было известно, что заложенные под кредиты лакомые кусочки госсобственности государству уже не вернутся. Идею залоговых аукционов Владимир Олегович озвучил на заседании кабинета министров в марте 1995 года от имени всего банковского сообщества, и уже вскоре это позволило Потанину проводить предельно агрессивный захват привлекательных предприятий. Очевидно, ему была обеспечена гарантия, что контролирующие государственные органы в течение нескольких лет будут в упор не замечать самых вопиющих нарушений законодательства.

Например, владельцем контрольного пакета акций крупнейшего в мире производителя никеля, платины и кобальта ОНЭКСИМбанк стал, предложив наилучшие среди всех трех участников (остальные претенденты были грамотно отсечены) условия на залоговом аукционе 17 ноября 1995 года.

Соревнование Потанина за комбинат "Норильский никель" шло с потанинским же банком МФК и никому не известным обществом с ограниченной ответственностью "Реола", которое декларировало свою готовность выложить сотни миллионов долларов. Разумеется, пакет акций достался Потанину за сумму, минимально превосходящую стартовый уровень аукциона, -- всего за 170,1 миллиона долларов. При том, что, по экспертным оценкам, рыночная стоимость пакета составляла не менее 310 миллионов долларов.

По подобным же схемам, успешно не замеченным Генпрокуратурой времен Скуратова, Потанин за бесценок становится в 1995-1996 гг. владельцем большего пакета акций нефтяной компании "Сиданко" (которая вслед за "Норникелем" в результате высококвалифицированного обгладывания ОНЭКСИМом быстро становится убыточной), а также ряда других крупных предприятий стратегического характера.

Характерный для Потанина пример инвестиционной деятельности по возрождению российского производства -- приобретение пакета акций череповецкого комбината "Азот", которому Владимир Олегович в полном соответствии с условиями конкурса дал инвестиции и вернул их себе... через два дня.





Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта