» Архив материалов » №40

"МНЕ БОЛЬНО, КОГДА ТЕБЕ БОЛЬНО, РОССИЯ"

Марину Струкову, тогда еще ученицу десятого класса одной из сельских школ Тамбовской области, открыл для читателей "Наш современник". Именно на страницах этого журнала в 1992 году она дебютировала во своими не по возрасту зрелыми стихами, которые привлекли внимание даже такого тонкого знатока и ценителя поэзии, как ныне уже, к сожалению, покойный Вадим Кожинов. Подобно Державину ("старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил"), Вадим Валерьянович незадолго до смерти успел сказать ей доброе слово-напутствие, он написал предисловие к первому сборнику совсем еще молодого автора, который увидел свет чуть больше года назад опять-таки при содействии журнала "Наш современник", чье небольшое издательство и выпустило эту книгу. Книга носит довольно необычное название - "Солнце войны". Пусть никого не смущает соседство этих двух вроде бы несовместных понятий. Марина Струкова входила, вернее, врывалась в литературу в смутные для родины дни, когда с остервенением крушились одни - коммунистические - мифы, а на их место в спешном порядке выдвигались другие - демократические. И ее поэзия впитала в себя все беды и победы, все горести и радости смутного времени. Один известный поэт, впоследствии изменивший собственным идеалам, сказал: "Россия, я твой капиллярный сосудик, мне больно, когда тебе больно, Россия". Его слова, только звучащие не фальшиво, а искренне, могла бы повторить Марина Струкова. Все ее стихи, опубликованные в первом, а затем и втором сборнике, и новые, периодически печатающиеся в журналах и газетах, действуют обжигающе, словно ты прикасаешься к старым, еще не затянувшимся кровоточащим ранам. Думается, вы убедитесь в этом сами.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Посреди степи, да в кольце реки
на семи холмах чащи высоки,
а во тьме - луны золотистый срез.
Спи, душа моя, темный лес.

Лесоруб забрел порубить дубы -
не нашел обратно пути-судьбы,
и охотник был, и стрелу метал,
но вернулся к нему металл.

Все следы ведут в глубину твою,
а следов обратно - не узнаю.
Вот в болоте крест, вот во мху обрез...
Спи душа моя, темный лес.

Я цветы твои, как детей крещу,
я облаву царскую не впущу,
сторожит тебя беспощадно, верь, -
волк матерый, свобода - зверь.

На лесной заре - сосны в янтаре,
золотой туман на траве-ковре,
Соловей-разбойник разбудит нас,
коли будет опасный час.

ЖЕЛЕЗНЫЙ АЛЬБОМ

А я воспеваю забывших о долге,
их мужество в битвах царит.
Оставьте автограф в железном альбоме,
вот рукопись, что не сгорит.

Скрепленный тяжелой сверкающей цепью,
он, словно гербарий, хранит
крыло самолета, что взорван над степью
и компаса верный магнит...

Колючую проволоку и кокарды,
забытые между страниц.
В железном альбоме - железные карты,
где россыпи мин вдоль границ.

Тугими листами он вспарывал дали,
все звезды осыпались вниз.
Солдатским ножом из зазубренной стали
Я вырезала ваш девиз.
Мой воин, героев не вижу я кроме,
и пуля сильней, чем совет.
Оставьте автограф в железном альбоме:
"За Расу! За Русь! За рассвет!"

***

Наша Среда обитания
словно Чернобыль чиста.
То по "подпольям" метание,
то у посольств суета,

там, где милиция нервная
ставит щиты на пути,
камень - оружие верное,
проще него не найти.

Наша Среда обитания,
там, где листовок ряды,
после в Бутырках свидания
и над друзьями суды.

были же где-то диктаторы,
ну а пока, на беду
только вожди-провокаторы
водят нас на поводу.

Наша Среда обитания,
наши святые места -
вдаль по проспекту Восстания
На перекресток Креста.

Там все свои повстречаются,
пропуск - патрон из "ствола",
В небе дорога кончается,
Русь для победы мала?

***

Московская ночка - "горячая точка"
и свет - для бунтующей тьмы оболочка,
где низкие истины смешаны с пылью...
мы - беженцы:
В путь! - от бесправья к бессилью.
Мы - парламентеры:
В огонь! - к перемирью.
Сегодня пугайте Москвой, не Сибирью.
Здесь центр паутины иль логово спрута...
Прямые дороги ломаются круто,
в бетонные дебри ведут без возврата.
Мы - жертвы, но тюрьмы для нашего брата.
Здесь только убийца не дичь-одиночка...
Московская ночка - "горячая точка".
О, город, врастающий в мрачную бездну
корнями злодейств -
только треть их известна.
О, город, крестами пронзающий небо,
да здесь и Спаситель не выпросит хлеба.
Московская ночка - "горячая точка"...
Слезой заливается каждая строчка.


Русскому националисту

Застыла Россия в разрухе и голоде,
в плену черноты.
За белую власть в белокаменном городе
сражаешься ты.
Москва закопченая, страхом ученая,
покорна врагу.
На выбор без выбора им обреченная
в соленом снегу.

Здесь русская ночь по-восточному хмурится.
Где наша земля?
Глаза золотые прищурили улицы
в округе Кремля.

Тускнеют во тьме куполов полукружия
и вера на дне.
А ты в черной форме, порой без оружия,
на вечной войне.

Спасают Россию от лжи и бесчестия,
как раньше отцы,
какие уж там белокурые бестии...
Мальчишки - бойцы.

Ведь смысл этой жизни не в славе и золоте.
Пусть вспыхнут огни
За белую власть в белокаменном городе!
За белые дни...



Изумительна очистка газа тут купленная будет работать.

Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта