» Архив материалов » №34

КОММУНИСТИЧЕСКОЕ РАВНОДУШИЕ К РУССКОМУ НАРОДУ

Всякое соприкосновение с русской исторической традицией, попытка восстановления исторической памяти были болезненны для коммунистического режима и вызывали ответный удар, обвинения в "патриархальщине", антисоветизме, "идеализации старины", "отступлении от классовых критериев". Вот это равнодушие к судьбе русских, холодную настороженность к попыткам отстоять их интересы и унаследовала современная коммунистическая элита.

По-прежнему и коммунистическая, и русская национальная идея действуют в нашей жизни. Лозунги коммунизма сейчас привлекательны, как давно не были, благодаря тому падению всей жизни, которое совершилось после разрушения коммунистического строя. Все то, что было достигнуто -- бесплатное образование, бесплатная медицина, дешевые квартиры и лекарства, издания Пушкина миллионными тиражами (и по всем доступным ценам), а под конец даже и Достоевского, -- все это представляется сейчас каким-то сказочным идеалом. И кажется естественным связывать это с осуществлением или, по крайней мере, влиянием коммунистических принципов.

"После этого -- не значит вследствие этого", говорит латинская пословица. Но, может быть, здесь мы имеем исключение -- наш развал жизни является именно следствием того, что распался коммунистический строй, а не того, какие силы и как это осуществили. Не приемлющие совершившийся распад жизни естественно отшатываются от его "архитекторов" к тем, кто представляется их противоположностью. И логика эта не связана лишь с озлобленными стариками, не умеющими играть по новым правилам, как стараются представить средства информации. Она будет действовать и дальше, захватывая новые поколения. Поэтому то, как будут восприниматься симпатии к коммунизму и национальное русское сознание -- вопрос не только настоящего, но и нашего будущего.

Этот вопрос представляется мне следующим образом. Человеческое общество существует лишь благодаря тому, что оно создало язык. Но язык состоит не только из отдельных слов: иногда целые идеологические системы, научные теории, художественные произведения играют роль "слов" -- имеют целью передать одно определенное чувство, одну мысль. И когда люди голосуют за коммунистическую партию, ходят на коммунистические демонстрации, употребляют термины или символы из эпохи коммунистического строя -- это тоже язык, который следует понять. То есть надо понять, что они этим хотят выразить.

Мне кажется, что для голосующих за коммунистов или участвующих в коммунистических демонстрациях, -- это наиболее привычный способ выразить свою верность стране. Для них красный флаг -- совсем не символ мировой революции, а знамя, под которым их отцы или они сами воевали. Ленин для них символизирует не идею "поражения своего правительства в войне", а государства, в котором они прожили всю жизнь. Сталин -- не коллективизацию, а выигранную войну.

Но тогда возникает вопрос: почему же этот большой слой, группирующийся вокруг организованной партии, имеет такое слабое влияние на реальную жизнь? Мне кажется, ответ в том, что кроме того понимания нынешнего "коммунистического языка", которое было выше приведено, существует еще и другое -- и это "разночтение" лишает силы все движение. О каком-то не выговоренном разногласии свидетельствует хотя бы такая деталь в программе КПРФ: утверждается, что партия основывается на "идеологии марксизма-ленинизма", а портретов Маркса на коммунистических демонстрациях нет, как ветром сдуло. Не думаю, что большинство демонстрантов знает о странной, нутряной ненависти Маркса к русским, видимо, просто ощущается какая-то несовместимость.

В чем идея организации современных коммунистов -- КПРФ? Что они хотят "загнать страну в концлагерь" -- это неумная "пугалка". "Концлагерем" страна не была и при Брежневе. А современную КПРФ можно скорое обвинить в том, что она слишком комфортно чувствует себя в нынешней демократии, переходит на роль второй партии режима. (Сколько было их голосами утверждено премьеров и бюджетов, приведших к теперешнему обнищанию!). Уж в прошлое-то они стремятся не больше Гайдара. Вполне вызывает доверие, как искреннее выражение своей точки зрения, формулировка Г. А. Зюганова: "КПСС погубили три фактора: монополия на собственность, монополия на власть, монополия на истину". Но не случайно здесь отсутствует еще один, как мне кажется, самый важный фактор: ненациональность, то есть, конкретно, "нерусскость" (в делах, а не на словах). Это погубило и КПСС, губит и нынешнюю КПРФ и все примыкающие к ней движения.

С течением времени партия, конечно, менялась. Особенно во время войны в нее вступали люди, привлекаемые совсем не традиционной марксистско-ленинской идеологией. Но особенно в руководящем слое сохранился, как "генетическая память", исконный коммунистический "интернационализм". То есть интерес участвовать в какой-то мировой игре, где русские -- только средство. Она передалась и верхушке современных коммунистических партий.

Типичным примером того, как коммунистические, уже послесталинские вожди откровенно пренебрегли интересами русского народа, была передача Крыма Украине в 1954 г. Это же сказалось и в экономической политике: вся страна (кроме богатого нефтью Азербайджана) дотировалась за счет РСФСР. В тяжелейшие годы войны были созданы Академии наук Казахстана, Узбекистана, Армении, Азербайджана; Татарский, Киргизский, Карело-Финский филиалы Академии наук СССР. В российских институтах готовилась национальная интеллигенция теперешних стран СНГ или республик Российской Федерации, которая сейчас часто с такой враждебностью относится к России.

В идеологии постановление XXIV съезда КПСС (1971 г.) декларировало: "Полное торжество социализма во всем мире неизбежно, и за это торжество мы будем бороться, не жалея сил" (чьих?). Тогда же "Правда" писала: "Да, Ленин родился в России, но российскую революцию он никогда не представлял себе иначе, как составную часть и фактор мировой революции. Дух интернационализма был жив! Да и в речах тогдашних вождей ясной была полная отрешенность от исторической России, о "нашей стране" они говорили, только подразумевая -- после 1917 г. Последнее такое заявление я помню от Горбачева. Еще будучи вторым человеком в партии (первым был Черненко), он поехал с визитом в Англию и на каком-то банкете напомнил, что "дипломатические отношения между нашими странами имеют долгую историю -- они установились в 1924 г." ...Ну просто не мог он всерьез считать, что до революции у России и Англии не было дипломатических отношений! Очевидно, такова была сила идеологической традиции. Было очевидно, что всякое соприкосновение с русской исторической традицией, попытка восстановления исторической памяти -- болезненны для режима и вызывают ответный удар, обвинения в "патриархальщине", антисоветизме, "идеализации старины", "отступлении от классовых критериев". Такие удары в свое время приняли В. В. Кожинов (за статью, где упоминалось "Слово о законе и благодати" Иллариона Киевского), Ю. И. Селезнев (за книгу о Достоевском), Ю. М. Лощиц (за книгу о Гончарове), М. П. Лобанов (за книгу об Островском) и многие другие. "Удар" заключался не только в статье в "Коммунисте" или "Литературной газете", но часто в запрете на публикацию на многие годы.

С начала 70-х годов тяга к национальным корням, к русской традиции стала пробивать себе дорогу и в официальных публикациях. Появился целый слой писателей, литературоведов, публицистов, пытавшихся осуществить эту тенденцию, не уходя в "подполье" или эмиграцию. После нападок на более низком уровне решительный удар со стороны партийного руководства был нанесен тогдашним руководителем Агитпропа А. Н. Яковлевым в статье "Против антиисторизма" (Литературная газета, 15 ноября 1972 г.). Автора беспокоило то, что, появились какие-то проповедники теории "истоков", причем они ищут эти истоки "именно в деревне". Было и другое направление русской литературы и публицистки, игнорировавшее партийную цензуру. За это платились жестче: были арестованы В. Н. Осипов, Л. И. Бородин...

И так шло до самого конца: в записке, поданной Андроповым в ЦК КПСС в 1981 г., говорилось: "В последнее время в Москве и ряде других городов страны появилась новая тенденция в настроениях некоторой части научной и творческой интеллигенции, именующей себя "русистами". Под лозунгом защиты русских национальных традиций они, по существу, занимаются активной антисоветской деятельностью. Указанная деятельность имеет место в иной, более важной среде, нежели потерпевшие разгром и дискредитировавшие себя в глазах общественного мнения так называемые "правозащитники". Изучение обстановки среди "русистов" показывает, что круг их сторонников расширяется и, несмотря на неоднородность, обретает организационную форму. В связи с изложенным представляется необходимым пресечь указанные враждебные проявления..."

Вот это равнодушие к судьбе русских, холодную настороженность к попыткам отстоять их интересы и унаследовала современная коммунистическая элита. Конечно, не на словах -- сейчас же все поняли, что патриотические слова прибавляют голоса на выборах, и на словах -- все патриоты. Но как на деле? Вспомним начало войны в Чечне. Пресса коммунистической ориентации, сама КПРФ заняла в точности ленинско-власовскую позицию: "мы ненавидим этот режим и будем бороться против войны, которую он ведет". А ведь в тот момент в Чечне уже 3 года шла чудовищная этническая чистка: сгон русского населения, грабежи, изнасилования, массовые убийства. Военные действия могли бы ее остановить, да хоть освободить русских рабов! Но какова была реакция прокоммунистической прессы? Одна газета напечатала статью самого Дудаева, другая -- карикатуру, где неуклюжий, громадный русский солдат наступает на маленького чеченца и тащит за собой царя (!). (Правда, через некоторое время это пораженческое настроение сошло на нет: слишком стыдно было разделять позицию течения, возглавляемого Ковалевым).

Поговорим и о будущем. Антирусские силы клеймят любое проявление русских национальных чувств "фашизмом" либо "антисемитизмом". И постоянно требуют принятия закона против "фашизма" -- "антисемитизма", который, вне всякого сомнения, будут использовать как оружие против отстаивания любых русских интересов. Естественно было бы, предвидя это, внести (а если удастся, то и принять) закон "против русофобии" или "против оскорбления русского народа". Но тут левая часть Думы молчит. И понятно: их верхний слой вошел уже в мировую элиту, ездит в Страсбург заседать в Совете Европы -- а там на это посмотрят неодобрительно. В современной коммунистической прессе можно встретить восторги по поводу вступления России в Совет Европы и речь лидера КПРФ о том, что это событие "пойдет нашей стране на пользу, поднимет ее авторитет в мире". И описание сотрудничества Ленина с таким гуманным бизнесменом -- Хаммером. Или статью, где обсуждается возможность избрать президентом России Басаева: "тебя, Шамиль, готового за свой народ на все".
Или статьи против владыки Иоанна Санкт-Петербургского с оправданием гонений на священников и верующих.

Когда после этого в коммунистической газете встречаешь заявление, что коммунист -- это, собственно говоря, синоним патриота, то остается только развести руками. Конечно, в наше время любая оппозиция, даже дышащая марксистским духом, все равно чем-то полезна. Но ей не под силу титаническая задача поднять Россию на ноги.

Мне кажется, произойдет одно из двух. Либо "язык" коммунистических понятий и символов будет осознан -- как требование социальной справедливости, стремление возродить великую страну, а марксистская "нерусскость" тоже осознана -- как тенденция слоя, чуждого основной части народа. Это и был бы конец эпохи революции и гражданской войны. Тогда можно будет сказать, что (по словам В. Г. Распутина) "Россия переварила коммунизм".

Игорь Шафаревич
Игорь Ростиславович Шафаревич (родился 3 июня 1923 года) -- ученый-математик с мировым именем, лауреат Ленинской примии, академик Россиской Академии наук, почетный член нескольких иностранных Академий наук и научных обществ. Автор широко известных книг "Русофобия", "Русские в эпоху коммунизма", "Русский народ на переломе тысячелетий".



Компания ремонт компьютеров в лобне рада представить новую услугу.

Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта