» Архив материалов » №48

КОМАНДИРОВКА В ЧУНСКИЙ РАЙОН

В 9 номере (апрель 2001 г.) газеты LРусский Восток была статья Юрия Балкова "Рука руку моет". Не один раз ее перечитывал, т.к. Чунский район знаю не понаслышке. В статье говорилось о том, как в районе за бесценок распродается госимущество: ж/д туники, лесовозы, трелевочники, грейдеры. Все, что представляет из себя какую-то ценность. Самая основная ценность здесь это лес. Авантюристов всех мастей и оттенков он притягивает сюда как магнит. За 2001 год это моя третья командировка в этот район Иркутской области. Это не только документальный очерк. Скорее всего рассказ о том, как живут сейчас дети некогда могущественного здесь Озерлага, родители которых своими костями обживали этот суровый край. Мне хотелось бы донести до читателя, атмосферу, в которой живут сейчас эти люди. Как живут, чем живут, на что, что их и кто их окружает и вследствие чего.

4 октября 2001 г. в Саяногорске на дваКамаза загружен разобранный на две части ЛТ-72 Б. В Абакане на платформуМАЗа укреплен ТТ-4 (трелевочник). Загружены и укреплены несколько новых двигателей АО1, гидроцилиндры, челюсти захвата, новые траки, РТИ, шланги и другие комплектующие к лесозаготовительной технике. Готовятся к отправке несколько ж/д платформ. Готовимся мы, сопровождающие эту технику. Кроме меня и водителей трех тягачей едет, как всегда, секъюрити Абаканского охранного агентства немногословный бородатый Стас. Стасу явно не по душе сопровождение автоколонны, чего он и не скрывает. Дело в том, что он вынужден брать с собой подлинники документов на перевозимую технику, двигателя, комплектующие. Без них мы не проедем ни через одно ГИБДД, хотя в смете его расходов заложена и определенная сумма для всех их постов. Для меня странно, почему для каждого поста она разная. (Думается, когда же наконец произойдет согласование этих служб и они придут к одному мнению). Но не это главное. Главное, что подлинники на руках это повод, и это случалось, для исчезновения техники вместе с сопровождающими ее людьми. В органах Гостехнадзора, где ставится на учет эта техника, не в пример ГИБДД, нет единого банка данных. В каком-нибудь занюханном лесозаготовительном поселке можно вполне поставить ее на учет и эксплуатировать. Как впрочем и вообще на учет не ставить, а загнать к черту на кулички и там гонять, пока не развалится, а там пустить на запчасти.

Итак, мы выехали. Путь неблизкий, когда едешь на автомашине. Завидую водителю он крутит руль, жмет педали, двигает рычаг скоростей. Я лежу у него вспальнике, сижу, опять лежу. Задираю ноги на панель, потом опять под себя. Чувствую, какие они длинные, в данное время ненужные и их некуда деть. Оживляюсь, увидев на дороге пассажира. Включаем правый поворот, но со средней машины, в которой едет Стас, раздается два коротких гудка. Материмся и поворотник выключаем. Зато с неудовольствием замечаем, как его машина подсаживает какую-то длинноногую шалаву. Радуемся, когда она вскоре, в Тайшете, выходит. Не все коту масленица.

П. Чунский встречает редкими ночными огнями. Вспоминаются январские морозы, в которые я приехал сюда в первый раз. Температура минус 56о. Без отопления (произведен сброс воды) микрорайон Северный. Жители поселка до сих пор с ужасом вспоминают те студеные месяцы, неумение, а подчас и некомпетентность местной власти, пытающейся взять обстановку хоть под какой-то свой контроль. Коэффициент жесткости воды в Чунском колеблется от двух до четырех. Это особенно заметно по женским улыбкам, у большинства из которых вставные зубы из металла желтого цвета. Зато совсем рядышком в нескольких километрах п. Лесогорск. Там два источника. Один родниковый, с пресной водой, другой сероводородный, с лечебной. Здесь даже когда-то был оздоровительный пансионат. За водой мы каждый день, по мере необходимости, ездим сюда. Видим полностью пустую, кое-где еще сохранились стекла, пятиэтажку. Стас мрачно шутит, что устроили бы в ней хоть публичный дом, что ли. На что сам себе отвечает, что в труженицах сферы досуга, конечно, недостатка бы не было, а вот потенциальных клиентов на улицах что-то маловато. Никого эта шутка не веселит. Я подобное видел до этого только в одном месте в 1986 году в месте аварии на ЧАЭС, где был в составе ликвидаторов последствий. Гнетущий тяжелый осадок усиливается после посещения поселка Октябрьский, куда по необходимости вынуждены были после Лесогорска заехать.

Заканчиваются сутки отдыха после дороги, отведенные нам руководителем. Он здесь со 2 октября. Идем вместе с ним на местный рынок, Стасу нужна теплая куртка, он не подозревал, что погода здесь настолько непредсказуема. Впрочем, непредсказуема не только она, но и местные торговцы,чурки, как мы их между собой называем. Стасу очевидно пришлась по душе одна из кожаных курток. Покружив, он опять и опять возвращается к одному и тому же торговцу. Но нравы здесь совершенно иные, чем в Абакане. На третий или четвертый раз торговец говорит Стасу, что теперь он или обязан купить у него этот товар, или... На что Стас, не дослушав, лениво,для ума тыкает, как в Абакане, торговцув репу. Тот, опешив, переходит в визг:Охрана, Толян! Сюда!. Прибегает в камуфляже, с палкой,Толян. Стас профессионально и короткогасит обоих. Наступает тяжелая тишина, до исхода которой мы предпочитаем покинуть рынок.

Наступает день отъезда генерального директора ИОГУП ЖКХ Попова, который находился здесь несколько дней с инспекционной миссией. Борис, как и все в ИОГУП, называет егогенералом, относится к нему с особым почтением на время его командировки сюда Попов является его непосредственным начальником. На этот месяц он получает от него квартирные в размере семи рублей в сутки и трехразовое питание на сумму 1500 руб./месяц, взамен осуществляя генподрядные функции по отношению к субподрядчику, ведущему работы по устройству теплосети.Генерал оставляет отведенный емулюкс в ведомственной гостинице ТПО ЖКХ и отъезжает. Позади напряженные рабочие будни, встреча, ради которой для него спешно изыскивался барашек, молочные поросята, по особому рецепту готовился плов, закупалось в неимоверных количествах спиртное. Особо приближенныегенерала называли егомой генерал, хотя за глаза ими прочно прикреплено ему прозвищесвадебный генерал. Говорят, в бригаде Иванченко, что на Черемховском участке, для таких инспекционных поездок всегда готов ГАЗ-66 с будкой, буржуйкой с углем, для выездной охоты в прилегающих лесах. Так ли это, оставляем на совести самого Иванченко, который отъезжает из Чуны вместе со своей бригадой в 10 человек через несколько дней после отъездагенерала, сварив 23 стыка трубы диаметром 219 мм и 68 стыков диаметром 273 мм, что подтверждает увозимый им наряд на выполненные работы.

Наш неудачный поход на местный рынок за курткой для Стаса получает неожиданное продолжение. В один из темных чунских вечеров одного из наспрессуют, требуя определения местонахождениябороды, как они его называют. Удается бежать. Тупой удар вслед в позвоночник, словно кинули камень. Нет, это не камень. Тупым концом ударил нож, который на ходу подхватывается бегущим и сдается в дежурную часть местного отделения милиции для экспертизы. Дальнейшая хронология событий выглядит следующим образом. Заместитель дежурного по ОВД, назвавшийсяпросто Серега, бросается с помощником, водителем и потерпевшим вУАЗик и едут к месту происшествия. В общежитии ПТУ-31, где временно для выполнения сезонных работ расквартированы около шестидесятилиц кавказской национальности, веселье. В ноябре, начинается их праздник месячного воздержания (или очищения) Рамазан, в течение которого запрещено мясо, женщины и само собой разумеется спиртные напитки. Поэтому каждый вечер после работы для этих людей по-своему сейчас дорог. Серега с водителем и помощником уверенно выходят из машины, идут ко входу. Но уже на входе вышедшие покурить мусульмане, не отвечая на вопрос, что же они такое с таким специфическим запахом курят, объясняют подошедшим, что более половины из них прошли в свое время обучение в военно-тренировочных лагерях в Пакистане, треть прошла Афганистан и Чечню. Серега возвращается в машину и садится на рацию. Через несколько минут создается впечатление, что сюда стянуты все силы МВД поселка, насколько это возможно.

Люди с автоматами, в бронежилетах и с резиновыми палками начинают планомерную зачистку пятиэтажки. Одного из виновников торжестваТоляна, находят в шкафу последнего нежилого этажа здания. Не обходится без курьезов. В начале зачистки первый так же вроде бы нежилой этаж решают оставитьна потом. Из-за хлипкой двери раздаются неоднозначные женские постанывания и другой сопутствующий шум. В конце зачистки, а это минут через двадцать, шум не меняет своей тональности. Уважительно покачивая головами и переглядываясь, Серегины подчиненные, стараясь создавать меньше шумовых помех невидимому гиганту, быстренько выталкиваютТоляна из здания.

Конец истории покупки Стасу куртки на местном рынке в общем-то был предсказуем.Толян оставил в дежурной части заявление, что претензий по задержанию ни к кому не имеет, на рынке никогда не был и никого больше не знает. Руководительталибов Бельцов оставил в этот же вечер письменное заверение, что обязуется контролировать свободное время своих подчиненных. Вроде бы счастливый конец этой невеселой истории. Если бы не одноно. Уже в середине ночи к Борису обратился опять Серега за грузовиком для перевозки трупа, убитого неподалеку от ПТУ-31. Мы понимаем, что не все истории в этом поселке имеют счастливый конец, как наша, и начинаем спешно паковать вещи.

Николай БУРЦЕВ,
Чуна-Лесогорск-Октябрьский





Архив номеров: 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63.

Нам пишут | Разное.


© Русский Восток Почта